Художница Ксения Артамонова

—Здравствуйте, расскажите, пожалуйста о себе? 

 

— Я художник–самоучка. Не смотря на то, что у меня три высших образования, первое из которых журналистика, ни одно из них не связано с изобразительным искусством. Самое близкое это «Дизайнер—проектировщик» интерьеров. Тем не менее стремление к рисованию было у меня всегда.

 

— С чего все началось? Что положило начало вашему творческому пути? 

 

— Пожалуй, как любой ребенок, немного рисовала в детстве, подростком рисовала иллюстрации к песням или событиям, которые произвели на меня впечатление. Но в то время не хватало профессиональных знаний, да и казалось, что надо выбирать для профессии что-то более серьезное. Но через завесу многих лет дух творчества во мне не угас, а только еще больше разросся. Осознала, что мне нужен выход моей внутренней энергии, иначе было чувство, что тону в болоте обыденности. И в один прекрасный день я просто села и стала писать картины. И для меня это так же неотъемлемо, как дышать.

 

— У вас есть любимые художники? 

— Выделить каких-то любимых художников я не могу, потому что есть много работ, которые меня завораживают, притягивают, такие, как: Гоген,  Суриков, Ву Цун Дьен, Рене Магритт, Айвазовский, Босх, Дали, Питер Клас. И написаны они разными авторами в совершенно разных техниках и направлениях.

 

— Что или кто вас вдохновляет?

 

— Темы для написания картин выбираю интуитивно. К этому меня может подтолкнуть и прочитанная книга, и прогулка, запах или увиденное интересное сочетание тканей, которые дали образ и идею, фотографии. Мои дети, разговоры и занятия с ними, чтение детских книг и собственное видение иллюстраций к рассказам.

 

— Сколько времени в день вы уделяете творчеству? 

 

— Все свободное время. Главное, его найти. Это может быть и пол часа, и весь день. Чем больше, тем лучше.

 

— Творчество приносят вам постоянный доход? И важно ли это для художника? 

 

— Я пишу картины немногим более двух лет, поэтому говорить о постоянном доходе еще рано, но двигаюсь в этом направлении. В каждую картину вложена душа и очень приятно, что теперь твоя работа займет достойное место в чьей-либо личной коллекции, дополнит интерьер, внесёт тот последний штрих, которого не хватало, и долгие годы будет приносить радость ее обладателю. Больше всего покупают уже готовые работы. Но недавно поступил заказ на три мои картины, которые уже заняли место в частной коллекции. И, что очень приятно, делают заказ не на точное повторение работы, а написанные под конкретного заказчика. Значит, что важно для меня, остаётся место для творчества, и работы пишутся с незначительными изменениями, чтобы избежать слепое копирование и преподнести в картину что-то от клиента. Интересно, что недавно некоторые мои работы сравнили по технике письма с ранними работами Поля Гогена, Анри Матисса и Василия Кандинского. Это было довольно любопытно и приятно.

— Художнику важно иметь художественное образование? 

 

— На мой взгляд художнику неважно иметь профильное образование. Но необходимо уметь видеть и слышать, впитывать новое и заниматься самообразованием.

 

— Что бы вы посоветовали начинающим художникам? 

 

— Не бояться дерзать и не сдаваться. Искать свой стиль, изучать опыт других художников. И помнить, что сколько людей, столько и мнений. И чем больше, тем лучше.

 

— Какие книги стоит обязательно прочесть художнику? 

 

— Все довольно индивидуально. Есть книги, которые одному могут быть полезны, для другого окажутся совершенно пустыми. Поэтому посоветовать мне трудно в этом вопросе.

 

— Кем и где вы видите себя через 5 лет? 

 

— Не люблю загадывать. Но знаю, что буду двигаться вперёд и вверх.

Коренная москвичка с тремя высшими образованиями, первое из которых—журналистика. Хотя ни одно из них не связано с изобразительным искусством, всё-таки ближе всего это ещё одна специальность—«дизайнер-проектировщик интерьеров».

 

Любовь к рисованию была с детства, рисовала иллюстрации к песням или к прочитанным книгам. Любила ходить в Пушкинский музей и Третьяковскую галерею. Но в то время рисование было для Ксении просто хобби. А когда училась в Варшаве, то однокурсники часто просили что-нибудь для них нарисовать. И постепенно это превратилось в потребность. Это был выход внутренней энергии. Теперь же это стало неотъемлемой частью жизни.